Управление Министерства юстиции  РФ по Воронежской области   Официальный портал Администрации Воронежской области
21 октября 2017

 

Структура Интернет-приемная Новости

 

 
Календарь новостей
Октябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
<<  <  =  >  >>
 
 
Поиск по сайту
 
 

 
 
 
 

Уголовное право и судопроизводство древнего Новгорода

       В XI-XII веках Новгород стал центром огромной территории, простиравшейся от Финляндии до Уральских гор. С XII века Новгородская земля вплоть до потери независимости в конце XV века была самым крупным по площади государственным образованием в Европе.
       Особенностью территориального устройства Новгородского государства было отсутствие дробления его на уделы. Великий Новгород господствовал над обширной территорией, которая подразделялась на две части - пятины и волости. Пятины - это округа, в которые входили древнейшие расположенные в непосредственной близости к Новгороду владения, в виде расширяющихся радиальных полос. Пятин было пять.
       Волости - это владения, отдаленные и приобретенные Великим Новгородом позднее, не вошедшие в пятинное деление и тянувшиеся в различные стороны от пятин, их также было пять. Высшим органом власти в Новгородской феодальной республике были вече и боярский совет. Юридически вече было придано исключительное значение, превратившее его в высший орган власти, эдакое правительство Великого Новгорода. Необходимо отметить, что компетенция новгородского вече была весьма обширной и распространялась на все стороны государственной жизни.


      
Новгород. Антониев монастырь

       Новгородское уголовное право ближе к праву Киевской Руси, чем к Московскому последующего периода. В Новгороде могло караться всякое деяние, причинившее вред, ущерб в широком смысле. Иногда наказывались проступки безобидные, неумышленные, но повлекшие за собой тяжелые последствия.
       В Новгороде впервые в истории русского уголовного права появилась категория государственных преступлений. Особо опасным преступлением считалось покушение на православную веру, связанное с нарушением общественного спокойствия. Борьба с язычниками и еретиками была суровой. Считалось, что они подрывают основы государственности. Ведал такими делами не церковный суд, а вечевой. Должностные преступления в Новгороде - прямое следствие республиканских обычаев, контроля вече над деятельностью штата управления и частных взаимных разоблачений боярско-купеческих группировок.
       За должностные преступления карались высшие новгородские чиновники. Суд над князем мало отличался от суда над посадниками, но он разнился от него тем, что новгородцы, устанавливая любую вину князя, не могли наказать его иначе как лишением новгородского стола.
       Последняя категория преступлений, связанная с деятельностью Новгородского государства, - посягательство на правильное отправление правосудия: наводка (клевета на судью или истца), ябедничество (ложный донос) и самосуд. К преступлениям также относились убийство, татьба (кража), наезд (разбойное нападение, совершенное шайкой), разбой.
       Новгородскую систему наказаний можно определить как смешанную, соединившую имущественные кары, которые были характерны для Русской Правды, с уголовными, полностью восторжествовавшими в Московском государстве. Цель наказания уже не исчерпывалась возмещением убытка, которое при государственных преступлениях, как правило, вообще было невозможно, но включала в себя и кару, и известную долю назидания.
       Смертная казнь, чуждая Киевской Руси, стала в Новгороде вполне обычным явлением. Но в отличие от Москвы новгородское право не знало наказаний устрашающих и членовредительских. Наказания комбинировались. За одно преступление лицо могло быть подвергнуто нескольким наказаниям, к примеру: избито, сброшено в Волхов и лишено имущества. В последнем случае наказание часто распространялось на всю семью, это было вызвано подозрением родственников в соучастии. Наиболее интересный своеобразный опыт новгородской системы наказаний - несоблюдение социального принципа в обычном для русского феодального права виде. Взамен бояр, житьих, купцов, черных людей в новгородских нормах уголовного права фигурируют мужи и жёны. Однако, при совершении государственных преступлений представители привилегированных слоёв наказывались более сурово, чем "молодшие" люди.


Смертная казнь в Новгороде Великом

       Власти Новгорода и сами его граждане строго следили за тем, чтобы при оформлении различных документов чиновники, отвечающие за это, не допускали (умышленно или неумышленно) различных ошибок. Избиение "чуть ли не до смерти" камнями (или "казнь близко к смерти") обычно предшествовало утоплению преступника в реке Волхов. Иногда казнь проводилась в позорных формах - над обнаженным человеком. По Уставу князя Всеволода это наказание без последующего утопления полагалось за недосмотр ответственных лиц за сохранностью торговых мер, а также за ошибки или получение "посула" (взятки) пятенщиками и сборщиками писчей подати.
       Судебная власть в Новгороде была неразрывно связана с государственной. Специфической формой новгородского судопроизводства являлось обилие остаточных форм первобытной демократии, отнюдь не противоречащих феодальному характеру суда. Судебное дело начиналось с обращения истца к надлежащей судебной власти с просьбой рассмотреть в судебном порядке его претензии к кому-либо. Чтобы сократить число неосновательных заявлений при обращении в суд, вводилось целование креста на Судной грамоте, символизирующее добросовестность заявителя. Противная сторона, вступая в дело, также присягала на грамоте, демонстрируя уверенность в своей правоте. Отказавшийся целовать крест ответчик признавался виновным.
       Когда стороны в назначенный час являлись или доставлялись к суду, начиналось разбирательство дела. Новгородский обычай обставил его рядом правил, неизвестных процессу времен "Русской Правды" и свидетельствующих об укреплении государственного характера правосудия - появлении пороков, типичных для государственных судов (дороговизна, взяточничество, волокита и т.п.) и принятии первых мер для их ограничения, - мер, которые сделали возможным республиканский строй в Новгороде.
       Новгородская судная грамота устанавливала точный размер многочисленных судебных пошлин, делавших разорительным отстаивание своих прав в суде. Пошлина взыскивалась не только с решения по делу, но и с каждого акта сторон, имеющего юридическое значение, - присяги, поля, отсрочки, разбирательства, вызова послуха и т.п. Размер пошлины с решения дела зависел от вида суда, характера судебных действии и рода дел. Наиболее дорогим был суд владыки, его наместника, ключника и тиунов. Все остальные суды в размере пошлин приравнивались друг к другу. Каждое дело могло быть решено в результате или разбирательства, или    формального обвинения одной из сторон за ее неявку в суд. В первом случае выигравшей дело стороне выдавалась грамота правая судная, во втором - грамота бессудная. Судная грамота облагалась большой пошлиной.
       Размер пошлины зависел и oт круга дел. За особо опасные уголовные дела (татьба с поличным, разбой, грабеж и др.) пошлина назначалась в твердой сумме - 4 гривны с судной грамоты, 2 гривны - с бессудной. В других делах пошлина исчислялась с присуждением истцу суммы по норме. От пошлины с решения дела освобождались земельные иски. Исследователи полагают, что все пошлины платила сторона, признанная неправой.
       Частные увещевания Судной грамоты и договоров с князьями "посулов не иметь" и брать пошлины "по старине" дают представления о размахе лихоимства в новгородском суде.
       Доказательства в новгородском процессе делились на две группы - "божьи" и "человеческие", т.е. доказательства, определенные религиозными представлениями, и рациональные доказательства. К первой категории относились послушество (поручительство), присяга, жребий, судебный поединок, ко второй - показания сторон, свидетелей, письменные акты, внешние признаки.
       Соотношение между двумя группами доказательств было таково, что, когда достаточными были средства рациональные, божественные не допускались.
       Важная черта новгородского процесса - состязательность, соблюдаемая и в гражданских, и в уголовных делах, наличие у сторон больших возможностей по отстаиванию своих интересов.
       В исполнении постановлений судов, как и в вопросах явки к суду, новгородское право предоставляло сторонам возможность личной договоренности или договоренности с судом. Однако для этих целей назначался месячный срок. Если обязанный исполнением решения истец не вступал в течение месяца в переговоры с другим истцом или судьей, заинтересованная сторона брала на него приставов с вече, которые обеспечивали исполнение приговора. Если же истец хоронился от приставов, его казнили всем Великим Новгородом, т.е. придавали "потоку и разграблению". Среди государств феодально раздробленной Руси Новгород выделялся постоянными и разнообразными связями с зарубежными странами, особенно во времена татарского ига, когда сохранившая независимость северная республика оказалась чуть ли не единственной Русской землей, активно контактирующей с Западом. Во всяком случае, и об этом свидетельствуют архивные документы, Великий Новгород был единственным не только российским, но и долгое время первым из всех городов Европы, кто вошел в Ганзейский союз семи немецких городов. С 1205 года в Новгороде существовало большое представительство этого союза, так называемый "Ганзейский двор в Великом Новгороде".
       В лице Ганзейского союза Новгород столкнулся с торговым партнером, который был силен своей организованностью, и общение с ним требовало бдительной охраны интересов республики, продуманной законодательной разработки взаимных связей.
       Европейская торговля новгородцев регулировалась двусторонними договорами между Ганзейским союзом и Новгородской республикой. Заключение торговых соглашений от имени республики призвано было повысить интерес новгородского купечества в делах этого торгового союза и предоставляло ганзейцам необходимые гарантии безопасности.
       Для всех новгородско-ганзейских документов характерно строгое соблюдение равноправия сторон. Новгородцы не признавали начал, противоположных принципам русского права, которые иногда стремились провести ганзейцы. В то же время, как отмечал историк В.С. Покровский, новгородско-ганзейские договоры отнюдь не противоречили нормам, принятым в немецких и других европейских городах. Нормы договоров не были буквальным воспроизведением русского или немецкого права. Они - результат взаимного приспособления, согласования, компромисса. Это можно объяснить лишь взаимным стремлением к сотрудничеству и примерно одинаковым уровнем социальной жизни и правосознания в Новгороде и немецких городах.


Образец договора новгородских купцов с иностранными купцами

       Главные условия договоров, касающиеся непосредственно торговой деятельности, заключались во взаимном открытии торговых путей, обеспечении их безопасности, определении пошлин и характера торговли. Однако, ганзейцы в Новгороде не были полностью освобождены и от подданнических обязанностей. Устав Ярослава о мостах приравнивал немцев к новгородцам в отношении мостовой повинности. Во всех конфликтах с новгородцами на их собственной территории немецкие купцы и Ганзейский двор в целом были подведомственны и подсудны местным властям. Их судили не по немецким и новгородским законам, а по специально выработанным на этот случай, имеющим двустороннюю силу международным нормам, в которые новгородцы не допустили ничего чуждого их традициям.

 
 
Цитата дня

"Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл"

Цицерон

 
 

Контактная информация

Адрес:
394006 г. Воронеж,
ул. 9 Января, д.36
тел. (473) 276-37-87
ru36@minjust.ru
voronezh@minjust-vrn.ru

Для СМИ:
пресс-секретарь,
тел. (473) 276-38-78

Телефон доверия:
(473) 277-11-81

 
 

Юстиция во времени - Историческая хроника

pravo

 
 

МЕРОПРИЯТИЯ
Организация антикоррупционных мероприятий

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
Официальные правовые ресурсы

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕГИСТР
База данных

ufssp 

 
 
Подписка на рассылку новостей
 
    Управление Министерства Юстиции РФ
по Воронежской области